Сибирская язва – особо опасный зооноз, часто с летальным исходом, не распространяющийся лишь на полярные области и немногочисленные островные территории [1]. К инфекции восприимчивы дикие и сельскохозяйственные млекопитающие животные, особенно травоядные. Заболеваемость животных обусловлена большим количеством почвенных очагов инфекции. С 1900 по 2003 г. на территории Российской Федерации зарегистрировано более 35 тыс. стационарно неблагополучных по сибирской язве пунктов (СНП), в которых учтено около 8 тыс. сибиреязвенных скотомогильников. Наибольшее число СНП зафиксировано на территории Сибири и юга России [2]. Источником инфекции для человека в подавляющем большинстве случаев являются больные животные, сырье или продукты животного происхождения. У человека в зависимости от пути заражения (контактного, алиментарного или ингаляционного) развиваются кожная, кишечная или легочная форма болезни, каждая из которых может привести к развитию сепсиса, зачастую осложняющегося сибиреязвенным менингитом.

Цель работы – проанализировать эпидемическую ситуацию по сибирской язве в Российской Федерации в 2002–2011 гг., а также в странах ближнего и дальнего зарубежья.

В период с 2002 по 2011 г. в Российской Федерации сибирской язвой заболел 101 человек. По сравнению с предыдущим десятилетием (1992–2001 гг.) число случаев заболевания этой инфекцией сократилось в 3,45 раза. В 2002–2011 гг. она была отмечена в 20 из 88 субъектов РФ. На территориях юга РФ зарегистрировано 52 (51,5%) случая: в 5 субъектах Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) зарегистрирован 31 (30,7%) случай, из них 12 – в Республике Дагестан; в 5 субъектах Южного федерального округа (ЮФО) – 21 (20,8%) случай, из них 7 – в Волгоградской области. В 4 субъектах Приволжского федерального округа (ПФО) выявлено 25 (24,75%) случаев сибирской язвы, в основном в Республике Башкортостан (12) и Оренбургской области (10). 23 (22,76%) случая зафиксировано в 5 субъектах Сибирского федерального округа (СФО), большинство их пришлось на Республику Бурятия (9) и Омскую область (8). В Центральном федеральном округе (ЦФО) за десятилетний период был зарегистрирован 1 (0,99 %) случай заболевания в Тамбовской области (табл. 1).

Таблица 1.

На фоне общей тенденции к снижению заболеваемости сибирской язвой среди людей за последние 20 лет в 2004, 2008 и 2010 гг. наблюдались ее подъемы, связанные с возникновением групповых вспышек (см. рисунок).

Рисунок.

Проведенный анализ показал, что главными причинами заражения людей оставались контакты с больными сельскохозяйственными животными в процессе ухода, вынужденного убоя, который зачастую приводился без уведомления ветеринарных служб, разделки туш, захоронения трупов животных, транспортировки и кулинарной обработки мяса. Основной путь заражения – контактный. Основным источником инфекции для людей был крупный рогатый скот, заражение происходило также при контакте с мелким рогатым скотом и лошадьми.

Сезонность заболеваемости людей сибирской язвой соответствовала эпизоотическому процессу и регистрировалась с апреля по ноябрь; 88,12% случаев заболевания приходилось на июнь–сентябрь.

В общей структуре заболевших сибирской язвой преобладали сельские жители мужского пола трудоспособного возраста, зачастую являющиеся владельцами частного скота. У подавляющего большинства людей регистрировалась кожная форма заболевания, чаще имеющая легкое и среднетяжелое клиническое течение. Септическая форма заболевания с летальным исходам имела место у 5 заболевших. Столь высокий процент летальности можно объяснить поздним обращением заболевших за медицинской помощью, что приводило к несвоевременной постановке диагноза и запоздалому началу адекватной антибиотикотерапии, а также отсутствием настороженности медицинского персонала лечебно-профилактических учреждений в отношении данной инфекции, особенно ее генерализованных форм.

В анализируемый период ежегодно регистрировалось от 1 до 24 случаев сибирской язвы у людей. Наибольшее число заболеваний пришлось на 2004 (16 случаев), 2008 (24 случая) и 2010 г. (22 случая), когда были отмечены групповые вспышки инфекции.

В 2004 г. в Оренбургской области кожной формой сибирской язвы заболели 10 человек (8 в г. Истемис Домбаровского района и 2 в Орске) в результате нарушений ветеринарно-санитарных правил частными владельцами крупного рогатого скота при контакте с больным животным в процессе вынужденного убоя, разделки туш и транспортировки мяса [3].

В 2008 г. были зафиксированы 2 крупные вспышки сибирской язвы. В июне в Баргузинском районе Республики Бурятия (с. Баянгол) сибирской язвой заболели 8 человек, в том числе 1 ребенок до 14 лет. Источником инфекции стал больной сибирской язвой бык, вынужденно забитый в личном подворье и реализованный населению без проведения ветеринарно-санитарной экспертизы. В августе в Янаульском районе Республики Башкортостан (д. Урал) зарегистрировано 11 случаев заболевания. Источником инфекции послужила больная лошадь, не вакцинированная против сибирской язвы [4].

2010 г. также был отмечен несколькими групповыми вспышками, в том числе двумя крупными. Первая произошла в Унцукульском районе Республики Дагестан (с. Гимры), в ходе ее заболели 6 человек, из них трое детей до 14 лет. Заражение произошло при проведении вынужденного убоя не вакцинированной против сибирской язвы коровы и разделки мяса. Следующая вспышка инфекции произошла в Тюкалинском районе Омской области, где в личном хозяйстве одного из частных предпринимателей в результате контакта с больными лошадьми в процессе вынужденного убоя, разделки туш забитых и павших животных 6 человек заболели кожной формой сибирской язвы. Заболевание характеризовалось среднетяжелым и тяжелым течением, а у 1 больного осложнилось развитием сибиреязвенного сепсиса и привело к летальному исходу [5].

Неблагополучная по сибирской язве обстановка сохраняется в странах ближнего зарубежья, где ежегодно регистрируются эпизоотии среди животных, приводящие к инфицированию людей. В 1971–1980 гг. 85% случаев сибирской язвы в СССР приходилось на долю Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркмении и Азербайджана и только 11% – на долю РСФСР, при этом 50% из них регистрировалось на территории Северного Кавказа [6]. Большое число почвенных очагов, неполный охват вакцинацией (а в некоторых регионах полное ее отсутствие) приводят к заболеванию сельскохозяйственных животных, а контакт с больными животными и инфицированным мясом, которое нередко реализуется в торговых точках населенных пунктов этих государств, являются причиной заболевания людей.

Наиболее неблагополучная эпидемическая ситуация сложилась в Грузии, где в последние годы заболеваемость людей сибирской язвой имеет тенденцию к росту [7]. В 2007 г. там было зарегистрировано 42 случая заболевания, в 2008 г. – 62, в 2009 г. – 38, в 2010 г. – 28 (1 летальный исход), в 2011 г. количество заболевших достигло 70 (1 летальный исход) [8]. Такой рост заболеваемости местные ветеринарные службы связывают с неполным охватом вакцинацией сельскохозяйственных животных.

В Кыргызстане, где выявлено 1445 СНП, в 2008 г. сибирской язвой заболели 42 человека, в 2010 г. – 23, в 2011 г. – 13. Ранее, в 2001 г., в Ошской области республики произошла крупнейшая вспышка, когда заболели 120 человек [6, 8, 9].

На территории Таджикистана учтено 378 СНП, отмечены 26 районов с устойчивым проявлением этой инфекции. В период 1992–1996 гг. зарегистрировано 254 случая сибирской язвы у людей [10]. В последующие годы отмечено некоторое снижение заболеваемости, хотя в 2009 г. вновь зарегистрировано 10 случаев заболевания людей (4 летальных исхода), в 2011 г. сибирской язвой заболели 14 человек [8].

Неблагополучная ситуация по сибирской язве сохраняется в Казахстане, где зарегистрировано наибольшее число СНП (1767) среди государств, граничащих с Россией [6, 11]. В 2010 г. зафиксировано 12 случаев заболевания, 2 из них с летальным исходом. В 2011 г. в республике имела место крупная эпизоотия среди крупного и мелкого рогатого скота и лошадей, приведшая к заболеванию 5 человек [8].

В последние десятилетия в доступных источниках отсутствует информация о заболеваемости сибирской язвой в других приграничных государствах, хотя ранее там регистрировались случаи заболевания, в том числе крупные групповые вспышки: в Азербайджане в 1992–1996 гг. сибирской язвой заболели 158 человек [6], в Украине с 1984 по 2001 г. было зарегистрировано 105 случаев заболевания, смертность составила 4,76% [12].

Эпизоотии сибирской язвы среди сельскохозяйственных и диких животных ежегодно регистрируются в странах Азии, Африки и Южной Америки и зачастую приводят к масштабным вспышкам среди людей.

В 2006–2009 гг. в 53 странах мира было зарегистрировано 1636 вспышек сибирской язвы среди животных, 12 606 случаев заболевания, из которых 86% пришлось на крупный рогатый скот. Наибольшие потери были в Намибии, Эфиопии, Турции, Канаде, Индии, Гвинее, Зимбабве, Китае, Анголе и Аргентине [13]. В 2010–2011 гг. наиболее крупные эпизоотии, повлекшие значительные эпидемические осложнения, зафиксированы в Бангладеш (в 2010 г. – 607 случаев заболевания людей, в 2011 г. – 119), в 2011 г. в Замбии (230 человек госпитализировано с подозрением), Зимбабве (149), Судане (100), во Вьетнаме (53) [8] и других государствах (табл. 2).

Таблица 2.

Таким образом, эпизоотолого-эпидемическая ситуация по сибирской язве в ряде стран ближнего и дальнего зарубежья является стабильно неблагополучной. В связи с расширением экономических и культурных связей России с зарубежными странами, вступлением во Всемирную торговую организацию серьезной проблемой является нарастающая угроза завоза на территорию Российской Федерации инфицированных животных, сырья и продуктов животноводства, контаминированных спорами возбудителя сибирской язвы.

В связи с этим существует необходимость взаимодействия органов санитарного и ветеринарного надзора Российской Федерации с аналогичными ведомствами стран ближнего и дальнего зарубежья по вопросам санитарной охраны территорий от ввоза и распространения особо опасных инфекционных болезней; создания единого информационного портала, содержащего достоверные оперативные сводки о эпизоотолого-эпидемических ситуациях по опасным инфекционным заболевания, мониторингу за карантинными инфекциями; применения передовых технологий пространственно-временного изучения и мониторинга заболеваемости.